Горящие табуретки урока технологии в «клокочущих котлах прекрасных задач»

Конструкторы для обучения детей робототехнике

Share Button

Уроки технологии или более привычные обывателю «труды» неожиданно стали зоной острых дискуссий. Самый незаметный в недавнем прошлом урок разделил общество на инноваторов и «партию борща и напильника». Мы продолжаем эту тему статьей Николая Родичева, ученого, педагога и методиста. 

Как вы, наверное, уже знаете, на июльском «Форуме стратегических инициатив» открытое заседание рабочей группы по уроку Технологии ожидаемо оказалось ложкой дегтя в огромной бочке инновационного меда.

Один из авторов «13 лекций о будущем», Владимир Княгинин назвал форум (и, прежде всего, информационный фон вокруг события) поколенческим, а не производственным действием.

Более того, в том, что происходит вокруг НТИ, мне все больше видится оттягивание поколенческого бунта, замаскированное под легендой «зоны прорыва в будущее».

Наверное, искреннее любуются достигнутыми результатами отвечающие за «стабильность» сотрудники какого-то важного ведомства. Ведь пять лет назад они в последний момент, но все же успели вовремя «упаковать» протестное умонастроение у когорты наиболее амбициозных и смекалистых.

Очень часто «вовремя упакованные» не понимают прошлого и отторгают настоящее, поэтому так результативно работают с ними именно диалоги о будущем. А уж если двигать их в нужном направлении при помощи «подталкивающих» и неявно манипулирующих форматов, тут заодно можно вовлекать все новых и новых адептов, что и происходит. Ведь для благой же цели, кто бы сомневался: технологическое лидерство на новых рынках.

В результате уже не важно, идет речь о реальности или о симулякрах. Важно, что для этих новых «возмужавших недовольных» заполнена повестка дня. И заполнена ими самими. Поэтому сейчас, в настоящем, не важно, в какой мере сбудется Global Education Futures. Важно, что пустовавшая ниша заполнена. Важно, что тысячи людей почувствовали свою причастность к созданию образа будущего. Важно, что в середине 2000-х им и без визионерской позиции неплохо жилось, работалось, елось и спалось, а десять лет спустя они увидели, как будет выглядеть мир еще через два десятилетия.

Плюрализм ценностей, смешение традиций и норм, клиповость, смешение высокого и низкого жанров, вынужденная метафоричность, неясности, ошибки, пародийность как способ выражения мысли, обо всем этом предупреждали, и все это пришло в образование. Что с этим делать – вряд ли кто разберется. Ты обычный матрос, но ты не бунтовал, потому что ты драил общую палубу, внося свой небольшой вклад в общее движение в завтрашний день.

Конечно, в России есть десятки великих отечественных педагогов, сотни выдающихся ученых и тысячи дидактов и психологов. Но массовый миллениал, пусть даже самый заинтересованный, не пойдет читать их в библиотеку Ушинского. Вообще не будет читать текста, даже на планшете, если не указана рядом с заголовком продолжительность чтения. Он прочитает перепосты френдов из Edutainme, Newtonew и Мела. Он воспримет суггестивные тексты и вбросы в социальную сеть от НТИ-евангелистов.

Поэтому и реакция у него на трансформацию трудового обучения «как хорошо, что уроками труда/технологии наконец-то начали заниматься». Перед ним картинка – не начинали, давно пора, и вот, наконец, начали.

Про РАН как-то представители АСИ сказали, что она проиграла, потому что не играла на опережение. Так и с дидактикой технологического образования – «Молодые профессионалы» теперь могут сказать, что, мол, своевременно не заполнили собой повестку, вот вас и нет. Правда, вся дидактика, по утверждениям некоторых из них, умерла. В будущем. Которое уже наступило. Разрушающее развитие сменило развитие устойчивое. Не нужно улучшать то, что умирает. Хватит соплей и иллюзий, никаких традиций не осталось.

Наверное, они правы в том, что лучше перестать скакать по прошлому на мертвой лошади и по настоящему на старой больной лошади. Дело не столько в лошади, сколько в ландшафте, по которому она скачет или не скачет. Мало кто из миллениалов догадывается, насколько живой и многообразной была педагогическая мысль сто лет назад, когда провозглашали свои манифесты тогдашние футуристы, какие точки пересечения с нынешними течениями существовали, как потом все превращалось в пустыню и какие оазисы в ней возникли. Но у них нет и потребности об этом узнать, эта пустыня воспринимается ими как естественная, изначально существующая с момента осмысления ими мира и подлежащая окультуриванию по канонам глобального форсайта образования. Они не ощущают ее как рукотворную, с многочисленными погребенными, но сохранными артефактами. Но, может быть, этот ландшафт не так уж и важен, важна сохранность цепочки движения знаний от идеи до ее практического воплощения.

Только все сильнее ощущение не усиления противостояния со стороны технократов, не оживления диалога с ними, а того самого бунта, который канализируется из неприятия прошлого и настоящего.

Откуда оно берется? В неизбежно возникающем между экспертами содержательном конфликте всегда можно сформулировать свою позицию, отстаивать, корректировать при необходимости. Но поколенческий конфликт, как не оттягивай его начало, в итоге становится не содержательным, а коммунальным, если этому не препятствовать. В 2013 году Павел Лукша сказал:

Тирания экспертов разрушает процесс, они слишком держатся за настоящее, за свои позиции. Нам нужнее небезразличные дилетанты. Наша цель связана не столько с предвидением грядущего, сколько с его программированием. Мы хотим создать сообщество, которое изменит мир.

И вот теперь на конкретном содержании возникает необходимость вставать под знамена того или другого лагеря. Противоположный лагерь тоже показывает зубы – тексты Ольги Четвериковой озвучивает по телевизору Никита Михалков. И тоже без выраженной суггестии не обходится.

Рискну сравнить, получается, как в известной истории с «сакральной горой» на одной из территорий на юге нашей страны. Кстати, «Технология» на нее похожа, тоже интригующе привлекательная, тоже «весь мир в миниатюре», тоже заросшая бурьяном. И не понятно, на ней действуют законы гуманной педагогики и гуманистической психологии, или ее всю уже разрисовали под интересы новых рынков глобального мира?

И беда та же, наиболее естественная для гражданина (в истории с сакральной горой) и единственно возможная для педагога (в истории с Технологией) позиция «Да, но…», «Нет, но…» оказывается в коммуникации самой уязвимой.

Сами НТИ-евангелисты (в лице того же Владимира Княгинина) признают, что стадия «продажи идеи» НТИ успешно завершена. Теперь нужно определяться со стратегией и организационными формами, а это уже гораздо сложнее. Но никаких отсылок к идеям использования технологических артефактов для творения образа человека в индивиде, пестования субъекта труда, разумеется, не ожидается.

Тут можно вспомнить, что почти сто лет назад именно в России была впервые опубликована «Декларация прав ребенка», на десятилетия опередившая международную, и резюмировать, что «это уже совсем другая история». Но, похоже, история не такая уж и другая. Все чаще и чаще собеседники просят не отвечать на вопросы, начиная фразу «Да, но…» или «Нет, но…», да и вообще определиться «ты-за-кого». В части «Технологии» — ты за disruptive или ты за «партию борща и напильника». Хорошо бы, чтоб хотя бы на уроке Технологии это остановилось. На отношении к смене технологических укладов. Да хоть на сингулярности. Но не более того. А то вдруг с НТИ что-то случится и «вовремя упакованные» все одновременно начнут распаковываться.

Вспомним, как это было сто лет назад:

Прошлое тесно. Академия и Пушкин непонятнее гиероглифов. … С высоты небоскребов мы взираем на их ничтожество! … Будущее за нами. …. Мы все равно при своем движении задавим и тех, которые подкапываются под нас, и стоящих в стороне. … Нам не нужны диспуты и лекции, и если иногда мы их устраиваем, то это подачка общественному нетерпению. … Обновленная жизнь требует новой общественности и нового проповедничества. … Сегодня все футуристы. Народ футурист. … Футуризм мертвой хваткой взял Россию. … Мы, суровые плотники, снова бросаем себя и наши имена в клокочущие котлы прекрасных задач.

И ведь бросили.

rodichevОб авторе:

Николай Родичев — научный сотрудник, заведующий лабораторией социально-профессионального самоопределения молодежи Института содержания и методов обучения Российской академии образования (до 2015 года), автор учебно-методических материалов по профессиональной ориентации для общеобразовательной школы.

Все статьи по модернизации уроков труда:

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Фото Eric Parks

Share Button

2 комментария к статье “Горящие табуретки урока технологии в «клокочущих котлах прекрасных задач»”

  1. Евгений

    22.08.2016

    Язык на котором написана статья превосходен. Сейчас исчезающая редкость. Но как интеллигенция спокойно профессионально смерилась с: «Плюрализм ценностей, смешение традиций и норм, клиповость, смешение высокого и низкого жанров, вынужденная метафоричность, неясности, ошибки, пародийность как способ выражения мысли, обо всем этом предупреждали, и все это пришло в образование.»
    На что она надеется? Ей отсутствие будущего совсем не интересно? Прежде всего своего!
    PS Ради эксперимента, дам почитать самым толковым ребятам 15+ лет из тех кого знаю. Поймут ли они хотя бы о чем текст. Или для них это будет «много букф».

    Ответить на этот комментарий
  2. МИхаил

    24.08.2016

    Мысль правильная, но текст очень сложный, понял с третьего раза.

    Ответить на этот комментарий

Оставить комментарий

© 2014-2017 Занимательная робототехника, Гагарина Д.А., Гагарин А.С., Гагарин А.А. All rights reserved / Все права защищены. Копирование и воспроизведение в любой форме запрещено. Политика кофиденциальности. Соглашение об обработке персональных данных.
Наверх