Есть ли робототехника за МКАДом, и чем отличается Кванториум от Дома пионеров?

Конструкторы для обучения детей робототехнике

Share Button

На Московском международном салоне образования прошла дискуссия «Дополнительное образование по робототехнике: есть ли жизнь за МКАДом и рядом с «Кванториумами». Эксперты спорили о том, кто должен платить, чем отличаются разные форматы занятий по робототехнике, рассказывали о ситуации в регионах.

Александр Матвеев, Андрей Гурьев, Сергей Косаченко

Александр Матвеев, Андрей Гурьев, Сергей Косаченко

В дискуссии приняли участие:

  • Андрей Гурьев, эксперт по образовательной робототехнике, Москва,
  • Сергей Косаченко, заместитель директора по ИТ Томского физико-технического лицея, 
  • Павел Крендель, директор Пермского центра развития робототехники,
  • Валентина Любимова, учитель информатики Лицея № 176 Новосибирска, главный региональный эксперт по компетенции «Мобильная робототехника» WorldSkills и JuniorSkills, 
  • Александр Матвеев, руководитель Геккон-клуба,
  • Александр Стариков, учитель технологии и педагог доп. образования Школы № 1950, Москва,
  • Роман Усатов-Ширяев, директор Robotikum — создателя Робота Бабочка, Санкт-Петербург.

Модератор — Динара Гагарина, главный редактор портала «Занимательная робототехника».

Кто платит за робототехнику?

Динара Гагарина: Кто должен платить за занятия робототехникой и техническое образование?

Сергей Косаченко: Платить должно и государство, и родители или спонсоры, если это дополнительное образование.

Андрей Гурьев: Здесь нужно выделить — платить за что? За оборудование, педагогов, расходные материалы? Я считаю, что бесплатное образование является больше злом. Отношение к бесплатному у нас, сами знаете, какое… Должен быть симбиоз как государства, бизнес-партнеров и предприятий, так и непосредственно родителей.

mmso-robotics-16

Динара Гагарина: Александр, вы — представитель бизнеса, что думаете об этом?

Александр Матвеев: Сейчас я представитель бизнеса, но до этого 12 лет работал во Дверце пионеров, потом в Политехническом музее, потом начал делать частную организацию. Эффективнее, чтобы платили родители. Если платит государство, то гораздо сложнее. Если мы хотим качество, то платить должны родители.

Динара Гагарина: Роман как разработчик робота Бабочки представляет бизнес и продвинутое робототехническое образование. Роман, кто должен платить за такое образование?

Роман Усатов-Ширяев: Платить за робототехническое образование должно государство и родители. Но чем дальше мы уходим от конструкторов, от начального уровня, тем больше робототехника распадается на разные направления, и тем больше вопросов. Робототехника — это что? Технология? Математика, которая управляет железякой? Алгебра — тоже робототехника. Диффуры — тоже робототехника. Математика зависит от хорошего учителя и в этом отношении не так дорого стоит, потому что не требуется инфраструктура. Доска, мел, уравнение — за что тут платить? А за преподавателя платит государство.

Если же речь об инфраструктуре, то здесь государство должно делать серьезные вложения.

Мне очень нравится работать с негосударственными учреждениями. Лаборатория Непрерывного Математического Образования (ЛМНО) проводит Балтийский Инженерный конкурс. Этот конкурс делается не за государственные деньги (в этом году они выиграли грант, так как рейтинг мероприятия очень высокий). Нельзя рассматривать дополнительное образование в отрыве от экономической и политической системы. Детям интересно заниматься вещами, которые их зажигают, играть в долгую. У России хороший шанс стать законодателем мод в управлении роботами.

Александр Стариков: На мой взгляд, занятия робототехникой и техническим творчеством должны начинаться с бесплатного, а уже потом по результативности, по желанию, по мотивации ребенка можно переходить на более серьезные сложные ступени, которые должны финансироваться частично родителями, частично государством и спонсорами.

Валентина Любимова: Я считаю, что за робототехнику должны платить все. Понятно, что какое-то базовое образование должно быть в рамках общего — того, что дают в школе. Сейчас это активно обсуждается, в каком виде это будет — посмотрим, у каждого свое видение. Если говорить про что-то более продвинутое, то опять же платить должны все: и родители, и сам учащийся своим стремлением, и государство. Плюс должно быть финансирование на поездки, если ребенок выигрывает региональные соревнования, — для регионов это проблема. Уровень оборудования в регионах также сильно отличается от того, что есть в центральной части России.

mmso-robotics-7

Форматы: школы, Кванториумы, станции юных техников и коммерческие кружки

Динара Гагарина: Мы еще вернемся к региональной проблематике, но сначала давайте разберем форматы образования по робототехнике и тех, кто их реализует. Это могут быть быть Кванториумы, станции юных техников, коммерческие кружки. А может быть дополнительное образование в школе, с него и начнем.

Сергей Косаченко: Мне кажется, дополнительное образование имеет право на существование в школе, и у него там есть определенные выгоды. Но перед любой общеобразовательной школой, лицеем стоит первоначальная задача — учебный план и ведение учебных дисциплин по нему. Дополнительное образование находится на следующем месте по целеполаганию. Оно важно для школы, но на первом месте те дисциплины, которые в учебном плане. Расписание всегда составляется для дисциплин, входящих в базовый учебный план. Дополнительные занятия могут пострадать, их могут сократить на время проведения праздников. Иногда отражается даже на оплате часов преподавателя.

Динара Гагарина: Почему так происходит? Школа ведь должна быть заинтересована?

Сергей Косаченко: Школа должна быть заинтересована в дополнительном образовании, но пока заинтересована мало. Плюсы дополнительного образования существуют. Во-первых, вводя дополнительные занятия, школа включает системность в свою работу. Эти идеи хорошо описаны у американских коллег в национальном проекте STEM, где они пытаются объединить различия, которые возникли введением отдельных дисциплин (дискретность, междисциплинарные разрывы), перевести их на «градиентный» уровень, чтобы все изучалось в комплексе. Во-вторых, в школе существует определенный ресурс, например, аудиторный фонд, который прошел соответствующие проверки, и использование этого фонда эффективно. Это замечательное подспорье. В-третьих, дополнительные занятия позволяют вести индивидуальные траектории для талантливых учеников, потому что с подачи учителя, родителей, выбирая тот или иной дополнительный профиль, ученик может глубже изучать выбранные дисциплины. Это может быть занятие по физике, робототехнике и что угодно. Еще один плюс, если занятия дополнительные проводятся в школе, то родители получают all inclusive в виде базового и дополнительного образования, не нужно тратить время на переезд между школой и местом, где проводятся занятия  дополнительного образования, например, Кванториумом.

Динара Гагарина

Динара Гагарина

Динара Гагарина: Александр, вы много лет проработали на станции юных техников в Ижевске, видели и делали хорошее бесплатное для детей образование по робототехнике. Я была на этой станции юных техников, она производит хорошее впечатление. Там классные педагоги, классное оборудование — и это все абсолютно бесплатно для детей. Как выжить станции юных техников сегодня, если рядом есть Кванториум?

Александр Стариков: Сложно. Сложно от того, что два года, как идет новая модель образования, идет повальное финансирование именно Кванториумов. Но, по сути, новой модели не получилось, получился макияж, наложенный на лицо по-новому. Та же старая система дополнительного технического образования, но преподносится по-другому. Да, с хорошим зданием, отделкой, кафе, с супер-современным оборудованием, но этим задача не решается.

На станцию юных техников дети приходят в 4-5 классе и остаются на 2-3 года и дальше. Кванториум же напичкан техникой, к которой подпустить 10-летнего ребенка нельзя. Не подпустишь ребенка самостоятельно работать на станке с ЧПУ, пока он не знает материалы, не знает, как составлять программы, — там же большой спектр знаний необходим! Или тот же 3D-принтер. Одно дело просто нажать на кнопку и распечатать модель, другое дело — самому создавать ее.

Динара Гагарина: Как в этих условиях станция юных техников или школа могут конкурировать с Кванториумом за детей, за педагогов? Ведь педагогам тоже приятнее работать в отремонтированном помещении и с хорошим оборудованием?

Александр Стариков: Конкуренции здесь не может быть по одной простой причине: если ребенок пришел в 10 лет на станцию юных техников или в технический кружок, коммерческий или бесплатный, то к 14 годам, если он остался на станции юных техников, он там и останется, ему не нужен будет Кванториум, он получит все от своего педагога, высосет все из того ресурса, где он занимается.

Динара Гагарина: Андрей, приходится ли Кванториумам бороться за своего клиента?

Андрей Гурьев: Никаких противоречий особых на самом деле нет. Надо понимать, что Кванториум — тоже элемент образования, который должен повысить уровень детей до того, о котором говорил раньше Альберт Ефимов.

Если посмотреть на историю робототехники в образовании, то все мы помним этот «Комплекс мер, направленных на создание условий для развития дополнительного образования детей в сфере научно-технического творчества, в том числе в области робототехники» 2014 года. Вот с этого «в том числе … робототехники», многие начали привязываться к слову, появилась политическая подоплека, учреждения стали действовать, кто в лес, кто по дрова, главное — чтобы была робототехника.

Если говорить о практической, а не о политической составляющей, то надо понимать, какие цели мы преследуем, они укладываются в пирамиду:

Андрей Гурьев "Пирамида уровней"

Андрей Гурьев «Пирамида уровней»

Если мы говорим про детей, то нажимательство кнопок — тоже важный этап, когда дети пробуют. Если брать детей массово, они сначала видят, смотрят, трогают.

Дополнительное образование в школе должно быть безусловно. Робоквантум — это когда дети высосали все возможности из сферы школы. Они из разных школ приезжают на отдельную площадку и занимаются на инновационном оборудовании и по инновационным программам.

Динара Гагарина: Кванториум — это не для всех, только для избранных?

Андрей Гурьев: Кванториум — для всех. Но если взять практическую составляющую, мы понимаем, что тот уровень, который есть в Кванториуме, естественно должен предназначаться для детей, которые готовы этот уровень преодолеть.

Динара Гагарина: Где в этой пирамиде место станции юных техников?

Андрей Гурьев: Станция юных техников может быть гораздо круче по некоторым критериям, если есть оснащение, педагоги и программы. Здесь имеет место белая конкуренция.

Павел Крендель: Я не понимаю причину демонизации Кванториумов. Если взять официальные показатели по количеству детей, которые в год должны проходить через Кванториумы, это статистическая погрешность — 800 человек через 8 квантов в миллионном городе.

Александр Матвеев, Андрей Гурьев

Александр Матвеев, Андрей Гурьев

Валентина Любимова: Я бы разделила. Кванториум — это поток, ДЮТы, СЮТы, кружки — в большей степени рассчитаны на индивидуализм.

Большая проблема в том, что педагогов никто не учит. В основном — это все самоучки и энтузиасты. Куда не ткни пальцем в того, кто чего-то достиг, — это тот, кто сам что-то сделал.

Динара Гагарина: Александр, где вы в этой системе и какие проблемы решаете?

Александр Матвеев: Самое главное — педагоги, которые могут работать, и программы. Оборудование — это уже на третьем-четвертом месте, по программе ЦМИТов сейчас доступно любое оборудование. Основной вопрос — какая из организаций может создавать учебные программы, которые будут интересны детям?

Динара Гагарина: Вы создаете программы сами?

Александр Матвеев: Мы создаем программы сами. При этом мы не говорим про робототехнику, мы вообще запретили у себя это слово, потому что коннотация робототехники сейчас связана с Lego. Мы говорим инженерное творчество, авиамоделирование, микроэлектроника. Сейчас у нас на авиамоделировании учится больше детей, чем во дворце пионеров.

Роман Усатов-Ширяев

Роман Усатов-Ширяев

Динара Гагарина: Роман, где в этой пирамиде вы? И как быть с элитарным, в хорошем смысле, образованием?

Роман Усатов-Ширяев: Совсем недавно в Москве была конференция РобоСектор. На ней собрались ведущие разработчики оборудования, системные интеграторы. Это профессиональные компании — люди, которые собирают Федоров и ЭкзоАтлетов. Они сошлись на том, что компоненты уходят на второй план.

Если говорить о предложенной пирамиде, то мы в этой системе попадаем в разряд профи. Может ли это иметь отношение к детскому образованию? Определенно да! Это физико-математическое направление. Мы пришли в кружок математики — ЛМНО, который существует 25 лет, это частное негосударственное учреждение, у них 75% выпускников защищает степень кандидатов и докторов наук. Вместе с ними сейчас мы запускаем пилотные дополнительные курсы для школьников по диффурам, алгебре, алгоритмике, системам управления. Курсы будут вклиниваться в их существующую программу и стыковаться дальше с университетским образованием.

Но не должны быть все профи — Ньютону одному яблоко упало. Важно в какой-то момент смотивировать заниматься ребенка. Мы придумали такую штуковину — деревяшку с простой задачей: нужно просто перекатить из ямки в ямку. Для ребенка это аттракцион, у него не получается, а мы ему показываем картинку, где робот это делает. И мы предлагаем понять ему физику процесса, поговорить об уравнениях Ньютона и Лагранжа. Ребенок просто поиграл, но первый шаг уже сделан.

Когда заниматься робототехникой и робототехника в детском саду

Динара Гагарина: Если провести классификацию по возрасту, то, что говорит Роман, это 10-11 класс. Кванториум — это с какого класса?

Андрей Гурьев: Изначально Кванториум позиционирует себя как 11+, но робототехника там присутствует в модулях 7+ и 5+.

Сергей Косаченко: В нашем лицее мы учимся с пятого класса.

Александр Стариков: С третьего класса.

Александр Матвеев: С семи лет.

Динара Гагарина: Есть ли что-то в более раннем возрасте?

mmso-robotics-13

Валентина Любимова: Я уже на протяжении 2 лет достаточно тесно связана с робототехникой для детей возраста 4-5 лет. Это не робототехника в прямом смысле, это в большей степени игра, завязанная на принципе STEM, когда различные науки — и биологию, и математику, и физику, и окружающий мир — дети понимают через робототехнику. Безусловно, есть замечательные продукты Lego, особенно Lego WeDo, где достаточно неплохо реализован этот принцип. В том числе по ФГОСам реализован, то есть можно не только делать, но и отчитаться перед руководством.

Мы внедряем робототехнику в том числе через механику, делаем катапульту из палочек, делаем то, что помогает детям понять математику, понять, зачем эта математика нужна. Робототехника — это не только строить роботов из деталей Lego или VEX . Это, в том числе, понимание, зачем нужна математика, алгебра, зачем нужно изучать степени, зачем нужно программирование. Детей пытаемся научить, зачем это нужно.

Динара Гагарина: А формат какой?

Валентина Любимова: Это дополнительное образование для дошкольников в частном образовательном учреждении. Оно приближено к станции юных техников, в большой степени индивидуально. Родители довольны.

Сергей Косаченко: У нас в Томской области детские садики активно используют робототехнику, и на соревнования на кубок губернатора Томской области более десятка детских садов выставляли свои команды, 59 маленьких деток у нас участвовало.

Павел Крендель: В Пермском крае Министерство образования заставило всех участвовать в соревнованиях по робототехнике для дошкольников. 100 % садов покрыты робототехникой в Пермском крае. Есть учреждения, где есть отдельный педагог, который занимается только робототехникой, и есть учреждения, где воспитатели занимаются этим. Конечно, успехов в соревнованиях достигают те детские сады, где есть отдельный человек, который проводит занятия и готовит команды.

Александр Матвеев, Андрей Гурьев, Сергей Косаченко

Александр Матвеев, Андрей Гурьев, Сергей Косаченко

Робототехника в Перми, Томске, Кирове, Новосибирске и других регионах

Динара Гагарина: Мы постепенно перешли к ситуации в регионах.

Сергей Косаченко: Я тот самый зауральский замкадыш, где жизнь есть. По поводу поддержки властей могу сказать следующие. У нас власти обеспокоены и делают соответствующие выводы. Для стимулирования робототехники в общеобразовательных учреждениях проводятся соревнования. А это действенный стимул, чтобы привлечь и внедрить занятия по робототехнике, причем не насильственными методами. Третий год проходят соревнования на Кубок губернатора Томской области Сергея Жвачкина. Все муниципалитеты, кроме двух-трех самых удаленных, принимают участие.

Динара Гагарина: Чувствуете ли вы какие-то проблемы от того, что вы в Томске, а не в Москве? Кто оплачивает поездки ваших детей на соревнования?

Сергей Косаченко: У нас все прекрасно, даже есть преимущества по сравнению с Москвой — хорошая экология, умеренный ритм жизни, самое большое болото, занесенное в Кингу рекордов Гиннесса.

С оплатой поездок на соревнования все сложно. Не существует такой сметы в школах. Были моменты, когда родители оплачивали. Сейчас Департамент общего образования Томской области утверждает госзадание для Томского физико-технического лицея, по которому мы формируем Сборную Томской области по робототехнике и вывозим детей на соревнования. На Робофест у нас выезжало четыре ребенка, причем все блеснули. На WRO все зависит от квоты, в хорошие времена вывозили до 23 человек.

Павел Крендель: Позиция Министерства образования Пермского края в добровольно-принудительном порядке обязало директоров пермских школ ввести зоны робототехники. Был период, когда это отражалось на премии директоров. Во всех школах Перми — это 200 школ — появились зоны робототехники. Кто-то подошел к этому формально, кто-то начал самоотверженно этим заниматься. Сейчас у нас в региональных соревнованиях участвуют 600-700 человек, и было бы больше, но площадка уже больше не вместит.

От Пермского края на Робофест в этом году ездили 74 человека. Оплачивало всех Министерство.

Валентина Любимова

Валентина Любимова

Валентина Любимова: Я могу сказать, что за последние несколько лет в Новосибирске мы то на пике, то падаем. Это связано в какой-то степени с урезанием бюджетов на образование, в том числе и на поездки. У нас поездки субсидируют родители, либо учебные учреждения из попечительских фондов. Частично оплачивают спонсоры, Министерство образования и городской Департамент образования.

Динара Гагарина: Что нужно, чтобы стало лучше?

Валентина Любимова: Проблема в нашем регионе связана со слабой информированностью. У нас создан координационный совет по робототехнике Новосибирской области, где собираются неравнодушные преподаватели, что-то обсуждают, потом это затухает, координаторами совета являются представители Министерства. Из-за слабой информированности создается впечатление, что у нас ничего не происходит. Но это не так, в этом году по моей инициативе мы впервые в Новосибирской области провели EUROBOT, участвовало 6 команд.

Динара Гагарина: На чьи деньги?

Валентина Любимова: EUROBOT проводил Лицей № 176 на свои деньги, призы выделил депутат. Педагоги готовили и проводили соревнования бесплатно.

Константин Колесников: Я представляю Кировскую область. Мы работаем с сельскими школами, в которые два раза в неделю ходит автобус, занимаемся робототехникой с этими детьми. Проект был поддержан Президентским грантом, мы закупили оборудованием и сейчас выезжаем в сельские школы, проводим мастер-классы, оставляем оборудование в школах на какое-то время, а потом вывозим детей в лагерь.

Александр Стариков

Александр Стариков

Динара Гагарина: Андрей, видите ли вы разницу по регионам, и как обстоят дела с педагогами?

Андрей Гурьев: Если говорить о педагогах, то конечно Кванториум сопровождает педагогов постоянно. То есть мы с ними всегда в контакте, работаем слаженно. Здесь, наверное, больше не в педагогах дело, а в условиях, в которых они работают. Очень много людей энтузиастов. Педагоги, которые работают в Кванториуме, любят свое дело, детей и готовы вкладываться.

Динара Гагарина: Александр, вы работали в Ижевске, Перми и Москве, есть ли разница? В Москве лучше?

Александр Стариков: Я сейчас работаю в школе, где не было долгие годы технологии. 1 сентября мне дали кабинет, где были только стены и парты. На сегодняшний день у меня компьютеры, 3D-принтер, лазерный резак, станки.

В Москве сложно, у меня первый год глаза разбегались от мероприятий робототехнической направленности. Жить и работать можно везде.

gagarina-usatov-starikov

Фото: ММСО и Динары Гагариной.

Share Button

7 комментариев к статье “Есть ли робототехника за МКАДом, и чем отличается Кванториум от Дома пионеров?”

  1. Виталий Суслопаров

    15.05.2018

    Сама постановка вопроса, уже вопрос.

    Ответить на этот комментарий
  2. Павел Сидоров

    19.05.2018

    «Павел Крендель: 100 % садов покрыты робототехникой в Пермском крае.»
    Это неправда. Я из города Чайковский Пермского края. Есть несколько садов, в которых начала развиваться робототехника. В основном на уровне: берется более-менее продвинутый воспитатель, ему дается пара детей для создания проекта из Лего, с которым можно где-то выступить.

    Ответить на этот комментарий
    • Занимательная робототехника

      20.05.2018

      Из статьи про робототехнику в ДОУ:
      «Формально, наличие робототехнических конструкторов в образовательной среде ДОУ Перми — это требование департамента образования Перми. Так что на разном уровне она есть во всех садах Перми. Вопрос только в объемах внедрения».
      «Объемы внедрения» на практике иногда означают закупку оборудования и его складирование в самой дальней комнате. Потому что «целее будет, а работать все равно некому».

      Ответить на этот комментарий
      • Павел Сидоров

        21.05.2018

        Про закупку оборудования в Чайковском и его «складирование в самой дальней комнате». За все садики не скажу, но в садике (на самом деле три садика, там холдинг), куда ходит мой сын, такого оборудования нет. Есть ЮТЕКС, бывшая станция юного техника, там только ардуино, с осени 2018 собираются открывать группу для детей от 7 лет. В общем моему ребенку 6 лет пока пойти некуда. Знаю ещё один продвинутый холдинг ( включает два садика), там три-четыре набора лего wedo, и столько же лего wedo 2.0. Так вот там готовят на этих наборах нескольких детей на соревнования, а массового кружка нет.

        Ответить на этот комментарий
        • Александр Стариков

          29.05.2018

          не заморачивайтеь на wedo… Ардуино с 7 лет тоже не есть хорошо
          приведите в авиамодельный ребёнка или в НТМ в Ютекс (СЮТ) — толку для его возраста будет больше чем от подобия робототехники на wedo и ардуино

          Сам провёл многие годы на Чайковской СЮТ. Большой привет передавайте Жернакову Д.М.

          Ответить на этот комментарий
  3. Александр Евгеньевич

    20.05.2018

    Всю жизнь работал в полузакрытых подмосковных «почтовых ящиках». За МКАД, хоть и не далеко особенно. Скажу, что «робототехнический бомонд» показал героические усилия и чудеса изобретательности чтобы в России не было роботов, но это только частность общей проблемы.

    Ответить на этот комментарий
  4. Александр Евгеньевич

    21.05.2018

    Динара Гагарина: Чувствуете ли вы какие-то проблемы от того, что вы в Томске, а не в Москве?
    Мы — 9-й округ Москвы (за МКАД), но создававшийся как моно-дистрикт — кампус электроники. Московская программа образования с «инженерными классами» в холдингах из 7-10 школ абсолютно контрпродуктивна для потомственных инженеров (уже — не многих). Не совершенные меры, не той последовательности и требования массовости там. где ее природа не допускает. напрочь. Слова «лебедь, рак и щука» наилучшим образом иллюстрируют ситуацию. Изголяются, как бы еще преподавателей трудоустроить, какой еще маразматический конкурс удумать, вроде Т2С чтобы МНОГО было. Выпендриться — сначала Департамент образования дает одни ориентиры, потом противоположные. А Директора дубасят преподов выполнить и те и те, иначе их будут дубасить самих!!! Насыщенная жизнь вместо тихой скромной работы. Просил Гагарину разобраться — кто и за что дает рейтинг по Москве. Кто персонально дал рейтинг Т2С — c какого бодуна? .

    Ответить на этот комментарий

Оставить комментарий

© 2014-2018 Занимательная робототехника, Гагарина Д.А., Гагарин А.С., Гагарин А.А. All rights reserved / Все права защищены. Копирование и воспроизведение в любой форме запрещено. Политика кофиденциальности. Соглашение об обработке персональных данных.
Наверх