10 лет под водой. Интервью с Сергеем Муном

Конструкторы для обучения детей робототехнике

Share Button

Как стать сильнейшими под водой? С чего начиналась история российских команд по подводной робототехнике? Сергей Мун рассказал, как в России появились обучение и соревнования по подводной робототехнике.

1TGNDponPBE (1)

Сергей Мун

Первые всероссийские соревнования подводных аппаратов «Аквароботех-2018» прошли во Владивостоке. Не могли бы вы рассказать, с чего начиналась история российских команд по подводной робототехнике?

Да, 10 лет назад, летом 2008 года, команда ИПМТ (Институт проблем морских технологий) – Primorye Coast, собранная из студентов ДВГТУ и ДВГУ, первый раз участвовала в международных соревнованиях MATE ROV Competition в Сан-Диего. Я тогда был студентом 5-го курса ДВГТУ, сотрудником ИПМТ на полставки и капитаном этой команды. Благодаря наставничеству ИПМТ нам удалось занять 8-е место из 28 команд и получить приз за лучший дебют. В институте с момента его основания М.Д. Агеевым стремились быть на мировом уровне и научили нас «секретам мастерства». На третий год (в 2010 г.) участия в соревнованиях мы добились первого места, стали сильнейшими в мире.

Как стать сильнейшими в мире: с чего начиналась история российских команд по подводной робототехнике

А почему этим занялся академический институт?

Трудно сказать, был ли мотивом института поиск новых сотрудников или стремление к публичности, узнаваемости, но из 5-ти студентов той первой команды двое до сих пор работают в ИПМТ инженерами и да, институт стал чаще упоминаться в прессе.

Закрепить успех мне удалось в 2012 г., уже в качестве наставника команды ДВФУ и постепенно, ежегодно готовя команду, стало очевидно, что нужны свои, российские соревнования. Надо сказать, что 10 лет назад ничего похожего на технологические конкурсы в России не было и поэтому и сам подход и площадка международных соревнований, конечно, произвели на меня тогда сильное впечатление.

Каков мотив организаторов американских соревнований?

Подход MATE (Marine Advanced Technology Education Center) образовательного центра морских технологий заключается в исследовании, разработке и применении образовательно-соревновательных методик для продвижения учащихся (школьник захочет и сможет поступить в ВУЗ, студент найдет компанию, которая предложит ему работу и т.п.) и создает в итоге сотрудников, готовых к трудоустройству — то, что и необходимо экономике.

Что касается меня, то, поняв, что морскую технологию или, если хотите, подводную робототехнику надо развивать и уже накопив опыт (и получив второе высшее по педагогике), осталось выяснить, как конкретно это сделать здесь, во Владивостоке.

Соревнование по подводной робототехнике MATE ROV

Соревнование по подводной робототехнике MATE ROV

Хочешь сделать хорошо – делай сам?

Да, лучшим вариантом оказалось заняться кружковым движением самому, создав с моим партнером Дмитрием Алексеевым собственную компанию – ЦРР (Центр развития робототехники), а на международный уровень выводить студентов Морского университета. В 2014 г. MATE ROV соревновались более 30 команд из 9 стран, российские команды заняли 2, 3 и 4 места (Бауманка, ДВФУ и МГУ им. Г.И. Невельского). Стало ясно, что пора организовывать свои, российские тематические соревнования, участники были готовы, но кроме ЦРР и МГУ им. адм. Г.И. Невельского взять на себя труд организаторов оказалось тогда некому. Морской университет, как раз начал активную деятельность по созданию сертифицированных курсов подготовки операторов – IMCA (International Marine Contractors Association) центра и стал региональным (Asia-Pacific) подразделением международной ассоциации морских подрядчиков, поэтому стать площадкой для MATE Russia-Far East Regional ROV Competition с выверенными правилами, судейскими регламентами и выходом на международный уровень получилось уже в следующем 2015 году.

В Аквароботехе не только аппараты на кабеле соревнуются, но и автономные, и глайдер, и катамаран, вы тоже тогда не ограничились телеуправляемыми?

Соревнования MATE ROV (ROV – управляемые по кабелю аппараты) хороши, но они не единственные. Интересным вызовом для студентов являются конкурсы автономных аппаратов типа ROBOSUB и на международной арене состязания российских команд МГУ им. Г.И. Невельского и совместной ДВФУ и ДВО РАН идет уже не первый год.

В этом году, к примеру, морской университет немного опередил федеральный, они заняли 6 и 7 места в Сан-Диего месяц назад среди почти 50-ти университетских команд. Конечно, очень полезно посоревноваться с ведущими вузами, но есть проблемы ресурсах. Даже на подготовку команды управляемых по кабелю аппаратов уходит год и миллионы рублей, возможно, поэтому ДВФУ с 2015 года в MATE ROV не участвует, хотя часто упоминает свои прошлые достижения.

Ваше участие в Аквароботехе, расскажите о нем?

Я очень рад, что всероссийский Аквароботех наконец-то стартовал во Владивостоке и уверен, что такие мощные организаторы как ФПИ (Фонд перспективных исследований) и коллегия Военно-промышленной комиссии вместе с плеядой соорганизаторов обязательно достигнут поставленных целей.

Среди соорганизаторов Аквароботеха присутствует Морской университет, где я заведую сектором морской робототехники и уже таким образом участвую, отвечая на ваш вопрос. Кроме того, от МГУ им. адм. Г.И. Невельского во втором, студенческом этапе будут две команды, а что касается Центра развития робототехники, то для школьников (нашей основной аудитории) на Аквароботехе пока нет категории, но как только появится, мы наверняка заявимся. Пока же наши школьники обеспечивали на соревнованиях с помощью робота подводную съемку для трансляции.

Подводная робототехника на олимпиаде роботов 2016 в Казани

Робот проплывает в воротах

Будет ли Аквароботех в следующем году во Владивостоке?

Идея ежегодного проведения Аквароботеха во Владивостоке, конечно, хороша, но, возможно, неплохим вариантом развития темы было бы постоянно проводить здесь или региональную часть всероссийских соревнований или, к примеру, детскую секцию, за что с удовольствием бы взялся ЦРР. Ну а в общем, задач морской робототехники множество, это и Арктика, и экология, и подводная археология, поэтому и Мурманск, и Байкал, и Севастополь, и Петропавловск-Камчатский тоже очень хорошо подойдут.

Ваши первые впечатления об уровне этих соревнований?

Уровень сложно оценить с первого раза, абсолютное большинство аппаратов, которые описываются в дневнике соревнований на сайте ФПИ, мелькают в прессе уже не первый год, а некоторые 5 и 10. Чего-то принципиально нового, удивительного я не заметил, если говорить о технике. В формате мероприятия угадываются черты AUV Fest, проводимого американскими военными (Office of Naval Research) уже более 20 лет (с 1997 г.) и по информации открытых источников, некоторые технологии сейчас используемые на флоте, прошли через эти фестивали.

Хочу уточнить, соревнования в которых до этого я участвовал и студентом и наставником типа MATE ROV или ROBOSUB не то же самое, что демонстрации типа AUV Fest, первые в большей степени стимулируют образование и приобретение навыков, вторые способствуют выявлению технических решений, развитию технологий. Центр Робототехники, компания сателлит ЦРР, разрабатывая конструкторы подводной робототехники MUR, являясь резидентом Сколково с 2015 г. все же вряд ли находится в одной категории с разработками ИПМТ вроде Галтель или Платформа, но посмотрим, на регламент следующего года, возможно, и у нас будет что показать.

Конструктор подводных роботов на робототехнической олимпиаде 2016 в Казани

Конструктор подводных роботов MUR, разработанный во Владивостоке

Вы сказали о множестве задач морской робототехники, что это за задачи ставятся и решаются в мире, какие у нас в России, а может быть какие-то даже здесь во Владивостоке?

К морской робототехнике часто относят телеуправляемые по кабелю и автономные, плавающие по программе подводные аппараты. Глайдеры и безэкипажные плав. средства, в том числе и парусники, пересекающие океаны, стали заметно эксплуатироваться сравнительно недавно, но и в журнале Science и в Bloomberg Business Week о них пишут, как о роботах, указывая причиной из развития возможность в чем-то заменить исследовательские суда и заякоренные в океане буи.

Вот на днях небольшой (~60 кг) двухметровый парусник Sailbuoy SB Met впервые пересек Атлантику: стартовав в начале лета с канадского Ньюфаундленда, он достиг берега Ирландии и стал первым беспилотным аппаратом, которому удалось такое плавание. Аппараты конкретно этого типа уже почти 10 лет разрабатываются и применяются в десятке миссий океанологического характера. Одни рассчитаны на выполнение задач по достижению максимальной длительности плавания: от недель до месяцев. Другая же группа задач — измерение параметров водной среды, а также, возможно, ветра и много чего другого в зависимости от поставленных датчиков. Почему изучают океан? Во-первых, он до сих пор малоизучен, т.е. из любопытства свойственного человеку, еще он сильно влияет на климат.

А как же ресурсы? Нефть, газ, рыба? Там роботы как-нибудь заняты?

Рыбалкой роботы пока не заняты и вряд ли будут, вылов морского биоресурса в море не растет уже 20 лет, рост происходит за счет аквакультуры, где подводная робототехника вероятно найдет себе место в системах наблюдения и контроля. Другое дело учет биоресурсов или защита, например, кораллов. Австралийцы изобретают подводных роботов, которые защищают кораллы большого барьерного рифа от морских звезд хищников – терновых венцов. Возможно, в будущем промышленное рыболовство охватит и километровые глубины, но пока ученые спорят о биомассе глубоководных рыб.

Что касается морского нефтегаза, то подводные аппараты применяются там полвека, но пока лишь очень небольшая часть из тысяч устройств эксплуатируемых по всему миру может называться роботами, т.е. самостоятельно выполнять работу. Тут есть место для творчества, но есть и проблемы – отрасль консервативна. Освоение морских месторождений идет проектным методов, выполнимость в срок и минимизация рисков часто оставляет в приоритете проверенные/старые технологии. Российский морской нефтегаз хоть и хорошо (как минимум в два раза) вырос за 10 лет по объемам добычи, но это рост с пары процентов до 5 от обшей российской, в то время как общемировая доля существенно больше ~30%, но, кстати, почти такая же, как и 10 лет назад. Новый виток развития подводной робототехники весьма вероятно будет связан с добычей минеральных ресурсов со дна океанического ложа, возможно, в этом году первый такой проект заработает в Новогвинейском море, там будут работать английские подводные тракторы. За Россией закреплены права на несколько участков в разных океанах, может и там скоро потребуется подводный робот рудокоп.

Сергей Мун рассказывает Владимиру Путину и Си Цзиньпину про Центр развития робототехники и конструкторы по подводной робототехнике

Сергей Мун рассказывает Владимиру Путину и Си Цзиньпину про Центр развития робототехники и конструкторы по подводной робототехнике. Фото — dvfu.ru

А Владивосток?

Владивосток, конечно не Берген, Хьюстон или Абердин по размаху специфической морской деятельности, но тоже довольно крупный морской порт, есть проблемы загрязнения Золотого рога, ими недавно начали заниматься ДВО РАН с ДВФУ и в прошлом году они применяли АНПА (автономные необитаемые подводные аппараты) разработки ИПМТ. В институте морской биологии есть мощная команда исследователей, возможно, лучшая из академических команд в России, они и на километровых глубинах работают и в длительные экспедиции ходят. Есть и прикладные задачи, например, обследование проложенных по дну пролива Босфор Восточный коммуникаций, кабелей, водоводов на Русский остров, там глубины до 45 м, на грани обычных водолазных методов. Было бы, наверное, здорово запустить с берега под воду робота, он бы, не мешая судоходству, все обследовал и вернулся, пока еще здесь так не делали.

Выходит морская и подводная робототехника нужна и эксплуатируется и вообще в мире и у нас в городе, как во всем этом участвуете вы, эксплуатируете или разрабатываете?

ЦРР появился в 2013 г. Мы не случайно начали с неподводных аппаратов, необходимо, чтобы наши ученики подросли, освоили новые технологии.

Мы кстати год назад запускали маленький автономный катерок-робот, нами же сделанный, вокруг острова Русский, почти получилось: он проплыл ¾ пути, запутавшись в водорослях у м. Вятлина, но это определенно не последний его выход в море. До пересечения парусником Sailbuoy Атлантики было совершено 20 попыток преодоления Атлантического океана — но все они оказались безуспешными.

Месяц назад мы решили предпринять микро-экспедицию, получилось найти «подводный дом», который был установлен в начале 1970-х на МЭС ТИБОХ (Морская экспериментальная станция Тихоокеанского института биоорганической химии) и обследовать остов судна в соседней бухте.

Цель ЦРР – вовлечение детей в техническое творчество, у Центра развития робототехники, как я уже говорил, есть компания сателлит – Центр Робототехники, которая занимается не детским, а взрослым техническим творчеством (исследованиями и разработками – R&D).

Мы живем в Приморье и детское техническое творчество здесь, мне приятно так думать, должно содержать морскую тему, тему морской робототехники, автономных кораблей, того, что еще не сделано, но делается сегодня.

Но это ведь не просто, увлечь тем, чего пока нет?

Сложно другое, убедить ребенка, что предлагаемое ему занятие не «фейк». Задания соревнований или темы проектов должны быть связаны с реальностью. Соревнования MATE ROV в этом смысле очень тщательно продуманы, но все они проводятся в плавательных бассейнах.

Сложно наполнить смыслом детское техническое творчество, сделать так, чтобы будущие студенты, впоследствии инженеры и ученые имели представление о морских исследованиях и вообще о работе с морем/в море, раз уж они живут в Приморье.

Это мы и пытаемся делать, уверен, нас ждут интересные проекты!

Share Button

Нет комментариев.

Оставить комментарий

© 2014-2018 Занимательная робототехника, Гагарина Д.А., Гагарин А.С., Гагарин А.А. All rights reserved / Все права защищены. Копирование и воспроизведение в любой форме запрещено. Политика кофиденциальности. Соглашение об обработке персональных данных.
Наверх