Ольга Ускова: «Мы живем в эпоху революции». Масштабные изменения в области AI происходят на наших глазах

Конструкторы для обучения детей робототехнике

Share Button

«Занимательная робототехника» побеседовала с основателем и президентом группы компаний Cognitive Technologies. Она рассказала, каких специалистов не хватает в области AI, как скоро искусственный мозг сможет сам себя осознать и почему Израиль стоит в лидирующих позициях по разработкам в этой сфере.

Ольга Ускова: «Мы живем в эпоху революции». Масштабные изменения в области AI происходят на наших глазах

– Ульяна Трескова: С чем связываете то, что Cognitive Technologies не удалось сразу (в 90-е) стать известной международной компанией?

– Ольга Ускова: Для выхода на международные рынки необходимо предоставить что-то эксклюзивное, что не будет иметь конкурентных аналогов. Пока мы не смогли предоставить действительно эксклюзивный продукт, выход на международный рынок был сильно затруднен, у нас не хватало на это финансов. В 2016 году мы предоставили настолько эксклюзивный продукт в области искусственного интеллекта, что за год вошли в лидирующую группу и держимся в ней в числе первых.

— Какая страна сейчас занимает лидирующие позиции в мире по уровню разработок в этой сфере?

— Мое ощущение не совпадает с официальными отчетами, которые предоставляет McKinsey. Можно оценивать по разным позициям: обороту, объему вложений, по количеству продуктов. Но если говорить с точки зрения именно интеллектуального ноу-хау и перспектив, то сейчас самое большое развитие с точки зрения искусственного интеллекта показывают израильские, китайские команды. Только после них идут американские.

— Почему сложилась такая ситуация?

— Наличие школы искусственного интеллекта. В этом смысле Израиль унаследовал советскую школу, потому что огромное количество ученых уехало туда. Израиль пестовал это направление. Они сделали мозги своей специализацией и выиграли. Уже сейчас есть ощущение системного опережения. Что касается Китая, то школа там очень слабая, но они покупают мозги по всему миру и собирают сильные команды. У них идут огромные вложения в это направление. Есть системная централизованная программа.

Поколение Z очень талантливо

— Чем отличается русская школа искусственного интеллекта от других?

— Мы – одни из основоположников. Советский союз – родина эвристического программирования. В 1974 году компьютерная программа команды профессора Георгия Адельсон-Вельского КАИССА стала чемпионом мира по шахматам. Это была одна из первых программ искусственного интеллекта, которая тут же показала преимущества наших математиков в мире. У нас сильная базовая математическая школа. Хоть во время перестройки и 90-х ее старательно убивали, сейчас поколение Z, от 15 до 30 лет, удивительно талантливо. Ребята демонстрируют преимущество подготовки в области IT и AI на мировом уровне по многим параметрам. Наши программисты все последние годы занимают ведущие позиции на самых престижных олимпиадах и турнирах. И у нас в Cognitive Technologies молодая команда, есть и 19-летние сотрудники, мы их берем прямо со школы. Качество и уровень мозгов, скорость адаптации знаний и желание создать оригинальное решение – просто великолепно.

Коллектив разработчиков советской шахматной программы КАИССА – первого чемпиона мира по шахматам. Видео 1968 года

— Изменилось что-то в образовании?

— Нет, это самообразование. Человек с определенными способностями сейчас может, если захочет, достать практически любой материал через интернет. Конечно, если он владеет языками, материалы не должны быть ограничены только русской версией. Помимо английского, желательно должен быть китайский. Если человек еще и имеет сильную внутреннюю мотивацию, то он может записаться на онлайн-курсы, послушать лекции известных во всем мире профессоров, не вставая со стула. Если вовремя поймать такого молодого человека и вовлечь в реальный проект, то очень быстро вырастают звезды. Но очень важно не упустить момент, когда у человека появятся первые знания и дать ему возможность применить их на практике.

— Какой проект, созданный и разрабатываемый сейчас в сфере ИИ, удивляет вас больше всего?

— Я считаю, что это проект, реализуемый нашей томской командой по 4D-радарам, этим занимаются ребята из ТУСУРа. Они смогли создать уникальную топологию антенной решетки, обеспечивающую вертикальное сканирование луча антенны без применения каких-либо механических элементов. Это нам дало высокое разрешение, необходимое для определения габаритов объекта. Это реально мировой прорыв, новый рынок на последующие 30 лет. Фактически это означает появление еще одного органа чувств у роботов.

Видео демонстрирует преимущества 4D-радара при работе в плохую погоду над лазерным излучателем лидаром, который используют многие разработчики беспилотных систем, например, Google.

СПРАВКА:

4D-радар Cognitive Imaging Radar разработан для систем автономного управления наземным транспортом, как эффективное дополнение к видеокамере. В отличие от обычного радара, он способен не только определять расстояние до объектов на дороге, траекторию и скорость их движения, но и их форму, распознавать наложенные друг на друга изображения, например, человека, стоящего у забора или автомобиля. Устройство способно «видеть» в любую погоду и имеет промышленную стоимость порядка 100 долларов.

— Способен ли AI на морально-этический выбор?

— Да, это возможно, искусственный мозг развивается в этом направлении. Но это вызов.

— Насколько сложно это реализовать?

— Это сложная история программирования эмоционального интеллекта, потому что мораль тесно связана с эмоциями.

— Как оцениваете перспективы в этом направлении?

— Думаю, что лет через пять можно будет говорить о самоосознании искусственного мозга, который выстраивает себя как личность. Но к этому времени нужно достаточно серьезно подготовиться и поставить необходимый уровень моральных ограничений. Иначе мы можем получить проблемную зону, конфликт силиконовых существ с биологическим человечеством.

— Наше общество боится искусственного интеллекта?

— Общество боится революционных изменений, а сейчас идет революция. Это естественно, революции без крови не бывает. Мы начинаем жить в эпоху серьезных изменений. Эта революция уже точно затрагивает нынешние поколения. Это будет происходить не завтра, не с нашими детьми, а с нами.

Гуманитарии тоже нужны в сфере AI

— Специалистов каких профессий уже сейчас не хватает в сфере искусственного интеллекта?

— Это новые области, поэтому огромный спрос на нейронщиков, операторов роботизированных комплексов. До насыщения еще очень далеко. Не создана еще система подготовки таких кадров.

— Специалисты, работающие в области AI, в основном занимаются самообразованием или учатся за рубежом?

— При наиболее продвинутых вузах и IT-предприятиях создаются соответствующие курсы, где начинают учить с практических задач. Поскольку зарплаты очень высокие, то уровень мотивации в этой зоне тоже высок и молодые люди выкладываются по полной.

— Нет ли оттока молодых специалистов в тот же Израиль или Китай?

— Это связано не со страной, а с проектом. Если есть интересный проект и есть чем заниматься, то оттока нет. Если в России таких проектов нет, то они ищут их за рубежом. Это люди мира. К языку они тоже не очень привязаны. Если, например, РЖД делает масштабный проект по искусственному интеллекту для управления беспилотным составом, то никто никуда не уедет, все будут работать на этом объекте, потому что ему подобных в мире практически не существует.

— Получается, что на российские проекты зарубежные специалисты тоже с радостью придут?

— С удовольствием придут, если не попадут под политическое санкционное ограничение. Американским ученым запрещают работать в русских и китайских проектах. Им говорят, что если они будут работать в России или Китае, то им полностью перекроют грантовую поддержку. Это серьезная холодная война.

— Это острая проблема или только ее начало?

— Думаю, что мы видим только начало истории, потому что есть бешеная конкуренция с другими странами, судя по тому, как развивается в Америке и Китае история с Huawei.

— Когда общество станет смешанным — люди и искусственный интеллект?

— Я думаю, что это время уже наступило. Во многих случаях мы не знаем с кем имеем дело, с роботом или человеком. Например, в финансовой сфере.

— Придет ли человечество к тому, что только AI будет заниматься творчеством, проектированием и созданием нового, а люди будут потребителями благ и начнут деградировать?

— Нет, такой сценарий приведет к исчезновению человечества. Но такая вероятность есть. Все зависит от того, как оно будет себя вести. Вообще, миссия ИИ удалить посредников из различных бизнес-процессов. Беспилотные автомобили смогут доставлять пассажиров в нужные точки. Умные холодильники будут обучаться под особенности пользователей и напрямую поставлять товары от производителей, оставив за бортом торговые сети. Даже в творческих профессиях, таких, как журналистика, будут автоматизированы позиции, связанные с рутинными задачами, такими как подготовка новостей.

Интеллект умного холодильника

Интеллект умного холодильника сможет обучаться ассортименту, точной дозировке товаров, времени закупок и другим предпочтениям пользователей, и со временем точно определять их. Новые продукты будут размещаться на полке Try&Bye. Чтобы доставить туда свои товары производитель будет должен понимать работу нейронных сетей.

В этом смысле, человечество должно быть конкурентным, прокачивать свой интеллект. И это будет касаться практически всех сфер деятельности человека. Сейчас на текущей стадии развития AI очень востребованы филологи, философы, психологи. Идет формирование технических заданий, моделей поведения для новых направлений и специальностей. Это как раз их задача. Очень долгое время нетехнические специальности не были востребованы, а сейчас спрос на них снова возрастает.

Share Button

Нет комментариев.

Оставить комментарий

© 2014-2020 Занимательная робототехника, Гагарина Д.А., Гагарин А.С., Гагарин А.А. All rights reserved / Все права защищены. Копирование и воспроизведение в любой форме запрещено. Политика конфиденциальности. Соглашение об обработке персональных данных.
Наверх