«Тон задают мужчины, которые привыкли замахиваться на великое. Женского взгляда очень не хватает»

Конструкторы для обучения детей робототехнике

Share Button

О проблемах инженерного образования школьников, о гендере и его влиянии на разнообразие проектов рассуждает Анатолий Шперх, руководитель Школы инженерного мышления в Лаборатории непрерывного математического образования (Санкт-Петербург).

Анатолий Шперх

Общеизвестно, что школа у нас в большинстве женская — женщины составляют 81% учителей и 55% директоров школ. Но, что удивительно (или, вернее, неудивительно) школьное инженерное образование, инженерные проекты в школах представлены исключительно мужчинами.

Казалось бы, это хорошо. Увы, не очень. И это я сейчас постараюсь показать.

Начну с того, что гендерная заточенность этого сегмента образования диктует выбор тем. Я далек от мысли, что удел женщины — kinder küche kirche и считаю, что инженерное (как и любое другое) образование абсолютно не имеет гендерной принадлежности. Я знаю, что девчонки вполне с удовольствием могут собирать автомобили, а мальчишки — с не меньшим удовольствием печь торты и готовить борщ. Вопрос вовсе не в том, чтобы разделять их по традиционным сферам деятельности.

Вопрос в том, чтобы дать возможность попробовать разное. А для этого разные сферы должны быть представлены. То же инженерное образование помимо «брутального» машиностроения имеет массу направлений, в которых девушки могли бы быть не только успешны, но дать юношам сто очков форы именно за счет своих природных качеств.

Разборные очки на магнитных застежках. "Женский" проект на Балтийском научно-инженерном конкурсе

Разборные очки на магнитных застежках. «Женский» проект на Балтийском научно-инженерном конкурсе

Что же мы видим на Балтийском научно-инженером конкурсе? Увы. На секции техники совсем не был представлен раздел «швейной» и, шире, носимой электроники. Ушла мода? Одни технологии освоили, а другие не пришли? Да вроде наоборот. Появление BBC micro:bit позволяет придать новое дыхание этому направлению, привнеся в одежду социальное взаимодействие, коммуникацию и прочие фишки. Почему на американских сайтах DIY я вижу массу проектов, которые могут быть интересны девушкам, и они активно реализуются в западных школах, но вы не увидите их на Балтийском конкурсе?

Ответ, как мне кажется, прост. Они слишком просты. Они слишком ориентированы на маленького человека, на его потребности. Они решают слишком маленькие задачи. Они идут от детского любопытства и от детской «сумасшедшинки», от потребности сделать «прикольную штучку» и получить от этого фан.

Это как-то не по-нашему. В инженерном образовании задают тон мужчины, которые привыкли замахиваться на великое. Проблемы собственной кухни, проблемы собственного ребенка или собственного дома нам не очень интересны. Зачем учиться завязывать шнурки, если завтра у всех будет самонадевающаяся обувь? Нужно не поливать цветы на собственном подоконнике, а строить гидропонную систему для марсианской станции.

Безусловно, это не гендерное. Это – смысловое. Но, как мне кажется, женского взгляда тут очень не хватает. Приведу пример. Жюри на конкурсе в направлении «Техника» состояло из 28 человек. Практически все – действующие ученые, профессора и доценты. Cерьезные, солидные люди. При этом из реально работавших экспертов в составе оказалась всего одна дама. Это важное замечание.

Одним из проектов было создание роботизированной детской игрушки, сделанной в виде милого тюлененка-белька, которое способно было, анализируя поведение ребенка, усыплять его вечером ритмическим урчанием, анализировать фазы быстрого и медленного сна, успокаивать или, наоборот, начинать будить только в подходящий момент и т.п. На мой взгляд, прекрасное законченное произведение.

Да, судя по всему, там не было глобальных открытий. Проект не сможет оказать сколько-нибудь заметную конкуренцию китайским игрушкам. Но он очень милый, вполне законченный и, самое главное, имеющий своего потребителя.

И вот, как раз вокруг потенциальной целевой аудитории у жюри разогрелись нешуточные споры.

Это же очень простое устройство, — в один голос заявили все члены жюри хором. – У него очень узкая целевая аудитория – такая игрушка будет интересна только детям до трех лет, в этом возрасте мамы все равно укладывают спать ребенка сами. В то же время вся «милота» игрушки – в использовании хорошей китайской оболочки, к которой автор не имеет никакого отношения, она просто куплена в магазине как готовая игрушка, выпотрошена и начинена новой начинкой.

Мне кажется, в этой фразе как в капле воды отражается вся суть проблем нашего инженерного образования.

  1. Мы совсем не представляем целевую аудиторию наших проектов. Мои пятиклассники в один голос признали именно этот проект своим фаворитом и треть хотела бы иметь его дома. Это по поводу целевой аудитории до трех лет.
  2. Мы свысока смотрим на проблемы нашей целевой аудитории, смотря на них с высоты своего взрослого мужского опыта, не считая их проблемы существенными.
  3. Мы сразу пытаемся найти в проекте научную новизну, коммерческий потенциал и способность завоевать рынки вместо того, чтобы оценить, решет ли проект задачи, которые поставил разработчик.

Я далек от мысли, что этот проект был выдающимся или заслужил место выше того, чем то, которое ему присудило жюри (он получил Диплом III степени). Я лишь о той логике, которую продемонстрировало жюри.

К сожалению, это не единичный пример. Именно это заставляет разработчиков выбирать темы, которые будут адекватно оценены экспертами. Ставить задачи, ориентированные не на потребности конкретного человека, а на решение проблем человечества. А, если учесть гендерный состав жюри и научных руководителей, это не оставляет шансов проектам, ориентированным на потребности самих детей.

Безусловно, это не чисто гендерная проблема. Речь не о том, чтобы бездумно инкорпорировать женщин в состав жюри. Но речь о том, чтобы изменить подходы, развернув инженерное образование школьников на решение потребностей самих школьников, своих сверстников и, шире, аудитории, потребности которой им хорошо известны.

Share Button

2 комментария к статье “«Тон задают мужчины, которые привыкли замахиваться на великое. Женского взгляда очень не хватает»”

  1. Andry

    10.02.2020

    Полностью согласен, что не однократно подкрепляю в своих постах.
    Но на мой взгляд, тут главное не женское влияние. Когда научный руководитель детского проекта женщина, то зачастую, это видно в чётком формализме описания проекта — это более чёткое и грамотное описание и презентация со всеми пунктами настоящей научной работы или бизнес проекта, но никак не детского.

    Как раз женщины склонны придерживаться строгих правил к написанию работы и занимаются дрессировкой чётких ответов детей. Если сказано проект — значит всё будут делать как по академическому учебнику (ам) с очень сложными терминалогиями, которые непонятны ребёнку.

    Мужчины руководители, действительно стремятся сделать с ребёнком что то масштабное. По мне это потому что они сами уже переделали всё самое простое в начале (когда были детьми или когда начинали свой путь научного руководителя) и им просто не интересно повторять это ещё раз. Хотя для нового ребёнка это первый раз. Взрослое поколение также стремиться к формализму и высокопарности, которые трудны для ребёнка.

    Такая категория учителей, научных работников забыла (или отбросила на задний план) педагогический опыт работы с детьми. А это опять же связано либо с давлением со стороны администрации — «нужен очень крутой бизнес проект, а не фуфло», ты представляешь не только себя и свои проект но и организацию в которой обучаешься или в которой ты учишь.
    Либо «Все посмотрят проект, которым я руководил(ла) и оценят качество уровня моих знаний умений и навыков, следовательно сделают оценку работы учреждения. Нужно не упасть лицом в грязь»

    И так вот начинается свистопляска .

    В европе, сша, японии всё попроще к подходам, но там это всё системно, неограничено в ресурсах и формах презентации, любой бред — это серьёзный проект. Все молодцы и раскованы как жюри, так и участники — никто не показывает никому свою неприязнь либо к проекту либо к человеку. Все всем восхищаются.

    Любая оценка проходит молчаливая со скупыми вопросами и только согласно регламенту оценки — ни похвалы, ни весёлого подбадривания, ни общения как коллега к коллеге (в основном как при сдаче госов или защите докторской диссертации или бизнес проекта перед советом директоров).

    Ответить на этот комментарий
    • Роза

      11.02.2020

      Я думаю то, что получится в результате проектной деятельности (новый опыт ребенка, проект как продукт, призовое или не призовое место и т.д) зависит от всех взрослых, участвовавших в проекте, независимо от пола. (учитель, родители ребенка, бабушки, дедушки и многие другие).
      А автору спасибо за то, что данной статьей напомнил про интересы ребенка в проектной деятельности.

      Ответить на этот комментарий

Оставить комментарий

© 2014-2020 Занимательная робототехника, Гагарина Д.А., Гагарин А.С., Гагарин А.А. All rights reserved / Все права защищены. Копирование и воспроизведение в любой форме запрещено. Политика кофиденциальности. Соглашение об обработке персональных данных.
Наверх