«Восстание машин нереально»: каково будущее искусственного интеллекта?

Конструкторы для обучения детей робототехнике

Share Button

Станут ли роботы такими же, как люди, и стоит ли этого бояться – темы, которые волнуют всех, кто этих роботов делает или использует. На эти и другие не менее важные вопросы о будущем искусственного интеллекта ответил Сергей Аксенов, руководитель направления центра исследования данных AGI NLP офиса Chief Data Science Сбербанка и эксперт Академии искусственного интеллекта для школьников AI-Academy.

«Восстание машин нереально»: каково будущее искусственного интеллекта?

Чтобы попробовать свои силы в профессии будущего, ты уже сегодня можешь зарегистрироваться на профиль «Искусственный интеллект» – совместный проект Олимпиады Кружкового движения НТИ и проекта Сбербанка и благотворительного фонда «Вклад в будущее» AI-Academy.

Зачем вообще человеку разумный искусственный интеллект?

Сергей Аксенов, руководитель направления центра исследования данных AGI NLP офиса Chief Data Science СбербанкаЧтобы делать нашу жизнь проще, освободить от рутинных задач. Ведь нам хочется, чтобы искусственный интеллект не только переводил тексты с одного языка на другой, распознавал лица, речь – сейчас с этим отлично справляется слабый ИИ, – а делал нечто большее. Например, у больших руководителей есть секретари и ассистенты. Они выполняют очень разнообразные задачи, поэтому сейчас ИИ не может заменить их в полной мере. С помощью сильного, разумного ИИ мы смогли бы сделать универсального помощника. Но для этого исследователям и разработчикам во всем мире предстоит проделать еще много работы.

В чем разница между слабым и сильным ИИ?

Слабый или, как его еще называют, узкий ИИ пытается моделировать поведение человека в определенной ситуации, помогая ему решать конкретную задачу. Наша цель – научить его решать какую-нибудь задачу вместо человека, то есть автоматизировать выполнение этой задачи. Обычно слабый ИИ делает что-то одно, и порой делает это лучше или быстрее человека. С таким ИИ, конечно, все сталкивались. Это и распознавание лица в смартфоне, и автоматический переводчик, и многое другое.

Сильный или обобщенный искусственный интеллект – это общая, возможно даже, философская концепция. Такого ИИ еще не существует в чистом виде, но есть попытки его создать. Идея в том, чтобы научить нейронную сеть моделировать поведение человека или, как минимум, решать не одну, а разные задачи. Сейчас пытаются сделать набор слабых ИИ, каждый из которых решает свою задачу, а ими управляет «оркестровщик». А пока даже автопилот может лишь частично имитировать поведение человека, но в полном смысле сильным ИИ он не является. Можно сказать, что за сильным искусственным интеллектом будущее, но пока человечество достаточно далеко от цели.

Где искусственный интеллект сможет заменить человека, а где – нет?

Искусственный интеллект заменит человека везде, где нужны более-менее рутинные, несложные навыки: в работе курьеров, грузчиков, водителей. А не заменит в тех сферах, где человеческое участие важно на эмоциональном уровне. Думаю, в фастфуде кассиров и поваров наверняка заменят роботы (и уже частично заменяют), а в ресторанах высокой кухни – нет. Но там роботы и не нужны. Люди приходят в такие места, в том числе, за общением с людьми.

Или другой пример. С анализом большого объема данных искусственный интеллект справляется лучше человека, а с ручной, филигранной работой – нет, потому что в ней важен большой опыт. Значит диагностику медицинских анализов можно доверить ИИ, а заменить медсестру он не сможет, потому что ни один современный робот пока не научился аккуратно попадать иглой в вену.

Сможет ли когда-нибудь ИИ испытывать весь спектр чувств, которые испытывает человек?

Не думаю, что робот сможет чувствовать, ему это и не нужно. Но поскольку мы обучаем ИИ по образу и подобию человека, теоретически робот обретет эмоциональный интеллект, научится понимать, как люди ведут себя в той или иной ситуации и какие эмоции необходимо имитировать: когда должно быть весело, а когда – грустно. Сейчас голосовые помощники и чат-боты умеют проявлять эмпатию или имитировать ее не хуже, чем некоторые люди.

Если в будущем ИИ станет почти человеком, нужно ли относиться к нему так же, как к человеку?

Это очень хороший и очень дискуссионный вопрос. Да, такая проблема есть. Сразу приходит на ум известный мысленный эксперимент – «проблема вагонетки». Предположим, что по рельсам едет вагонетка, перед ней развилка. С одной стороны на рельсах лежат пять человек, а с другой – только один. И есть стрелочник с рычагом. Если он ничего не сделает, погибнет пятеро, а если переведет рычаг, погибнет один человек. Имеет ли он право принять это решение? На этот вопрос и человеку ответить сложно. Обычно эту проблему вспоминают, говоря о беспилотном транспорте. Но такая постановка вопроса не совсем корректна, потому что автопилот должен в принципе минимизировать вероятность ДТП. В целом, на тему отношений к ИИ, как человеку ведется много дискуссий, но я не думаю, что они актуальны сейчас. Все-таки до такого ИИ, который можно сравнивать с человеком, нам еще довольно далеко.

Сможет ли ИИ обучать и улучшать себя сам?

Да, уже сейчас есть такие модели. Достаточно популярен метод «active learning», когда модель машинного обучения учиться на своих же ошибках. Совсем без участия человека самообучение происходить, наверное, не будет. В сферах науки, искусства, архитектуры генерировать идеи продолжит человек.

Отстает ли развитие искусственного интеллекта в России от западного опыта?

Я бы не сказал, что мы отстаем. Другое дело, что большинство ведущих университетов находится в США, Европе и Китае. Плюс есть ряд компаний, которые мы все знаем: Google, Amazon, Facebook, Tesla. Туда стекается значительная часть лучших умов со всего мира. Наверное, мы чуть ниже уровня главных лидеров рынка, но в целом у нас все хорошо развивается.

Обоснованы ли страхи человека перед ИИ?

Краткий ответ – нет. В широком же смысле можно опасаться того, что без участия человека возникнут ошибки в работе ИИ, какие-то процессы выйдут из-под контроля. Из-за этого теоретически могут случиться нехорошие вещи. Чтобы этого не произошло, нужно хорошо тестировать оборудование, предусмотреть защитные механизмы и всегда оставлять возможность человеку вмешаться, чтобы роботы не делали того, чего им делать не надо. В обозримом будущем восстание машин, как в одноименном фильме, нереально. Сейчас сознательно искусственный интеллект навредить человеку не может. Будем надеяться, что так и будет.

Читайте также серию интервью с Иваном Ямщиковым, ученым и специалистом в области искусственного интеллекта, чтобы узнать состояние дел и перспективы направления:

Часть 1. Язык как условие разумности.

Часть 2. Искусственный интеллект и творчество.

Часть3. Нейросети — больше не черный ящик.

Share Button

Нет комментариев.

Оставить комментарий

© 2014-2020 Занимательная робототехника, Гагарина Д.А., Гагарин А.С., Гагарин А.А. All rights reserved / Все права защищены. Копирование и воспроизведение в любой форме запрещено. Политика конфиденциальности. Соглашение об обработке персональных данных.
Наверх