Анатолий Шперх: «У меня не получается развивать инженерное мышление у ребенка 4-х лет»

Конструкторы для обучения детей робототехнике

Share Button

Продолжаем обсуждать тему инженерного мышления дошкольников. В третьей части публикуем мнение Анатолия Шперха, руководителя Школы инженерного мышления в Лаборатории непрерывного математического образования (Санкт-Петербург). «Занимательная робототехника» записала его на форуме «Лидеры перемен» в Перми.

Анатолий Шперх: «У меня не получается развивать инженерное мышление у ребенка 4-х лет»

Когда появляется инженерное мышление?

Говорят, что инженерное мышление появляется с того момента, когда ребенку становится интересно, что внутри игрушки. Это, конечно, проявление инженерного мышления, но нас как педагогов интересует прежде всего синтез. Мы же не ломать ребенка учим, а строить. Не бывает единого возраста, с которого можно начинать работать. Не бывает абсолютно одинаковых детей, с которыми все получается. Вообще, с детьми всегда все очень индивидуально. Начинать развивать инженерное мышление у ребенка 4-х лет нельзя, у меня не получается. Я говорю не о педагогической науке, а об опыте работы. По моему опыту, то, что мы называем инженерным мышлением, начинает развиваться с 4,5-5 лет. До этого дети стремятся повторять, а это все-таки не созидательное мышление.

Под инженерным мышлением я понимаю то, что позволяет решать инженерные задачи. Для меня инженерия — это возможность сделать что-то из ничего. Если мы научим ребенка делать что-то из разрозненных деталей, из разных вещей, которые не предназначены для того, чтобы из них что-то делать, то вдруг получается что-то, что можно назвать инженерной конструкцией. То, что требуется, чтобы это сделать, — и есть инженерное мышление.

Потребность  что-то сделать по какому-то плану, понимать, каким это будет, возникает не в 4 года. Наверное, есть такие чудесные дети, но я с ними, к сожалению, не встречался.

Человеческое мышление — очень сложная вещь. Я не берусь разделить когнитивный процесс на составные части. Мне кажется очень важным научить детей продуктивной деятельности, чтобы они научились планировать свою деятельность и создавать конкретные результаты. Вот для этого им в частности и нужно инженерное мышление.

Я понимаю, что для того, чтобы создать нечто из ничего, нужно то, что мы называем инженерным мышлением. Это инструмент, который позволяет решать различные задачи. А цель — научить ребенка планированию деятельности, реализации и защите того, что он делает. Инженерное творчество — это комплексная деятельность, которая включает в себя придумывание, планирование, изготовление, защиту и отчет.

Часто спрашивают — а это и для девочек тоже?

Я вообще не делаю различий между мальчиками и девочками. У меня что в детском саду, что в школе и мальчики, и девочки решают прекрасно одни и те же задачи. Всегда можно найти подход. Да, мальчики и девочки по-разному выполняют задания. У меня есть потрясающая фотография, когда мальчики и девочки делают одну и ту же поделку из стаканчика. Мальчики быстро тяп-ляп делают и радуются, что оно работает. А девочки начинают раскрашивать цветочками. Это разный подход. Но строят, создают новое и мальчики и девочки с одинаковым интересом.

Работа по образцу vs творчество

Я думаю, чтобы научиться инженерному творчеству, нужно начинать с того, чем сильны дети. Если мы будем заставлять детей, которые способны фонтанировать идеями, работать по образцу, мы убьем в них творчество. В инженерном творчестве невозможно одно без другого: невозможно творить как художник, потому что инженерия опирается на материал, на технологии и прошлые изобретения. Но если мы говорим о ребенке, то мне кажется, что нужно начинать с того, чтобы ребенок творил что-то свое сам. Конечно, в 4-5 лет ему очень сложно спланировать свою работу. Инженерное творчество — не спонтанное. Нужно планирование не только результата, но и времени, материалов. Это очень серьезная работа, в рамки которой нужно много чего заложить. Но главное для меня тут — именно придумывание, решение вставшей задачи, преодоление проблемы. А вовсе не следование инструкции. Это трудно. Потому что в саду детей хорошо учат следовать образцу. И это правильная и своевременная модель обучения. Но мы стараемся идти дальше.

Когда мы работаем с детьми, если говорить о дошкольном образовании, то мы вводим постепенно это творчество. Я всегда стремлюсь начать с того, чтобы дети сами что-то придумали, даже если это совсем малыши. Я показываю им игрушку, а потом прячу и предлагаю ее сделать. Они начинают вспоминать, что у нее было. Были трубочки? Были. Они гнулись? Гнулись. А как они гнулись?

Это работа по образцу. Но эта работа включает реконструкцию образца в памяти. Синтез. Тем самым мы провоцируем способность ребенка продуцировать свою собственную идею. Ребенку кажется, что он создает сам, а я ему помогаю. Мы во многом манипулируем ребенком, показывая ему, что он может сделать. Но это оправданная манипуляция. Точно также, когда мы учим ребенка плавать, мы, поддерживая его, убеждаем, что он уже плывет сам, без поддержки. И он начинает плыть. Очень важно — сначала поддерживать, а потом — отпустить.

Потом следование образцу уходит на задний план, а на передний выходит творчество. Нельзя упускать из вида работу по готовому алгоритму, работу с инструкцией, с документом. В этом смысле LEGO — великолепный инструмент, потому что он учит работе с технической документацией. Я считаю, что придумать — это ерунда, а самое сложное — спланировать свою работу, продумать, что вы будете делать. И еще сложнее это описать, чтобы другим было понятно. Но без придумывания нечего будет описывать. А без работы по инструкции ребенок не узнает, как надо описывать.

Анатолий Шперх: «У меня не получается развивать инженерное мышление у ребенка 4-х лет»

LEGO занимает важную нишу. Он в самом деле позволяет быстро и просто создавать сложные вещи. Которые просто невозможны без использования конструкторов. Я уважаю тех, кто занимается с LEGO, но у LEGO есть множество недостатков. Когда ребенок работает только с LEGO, он не чувствует материала, не понимает, что в мире бывают не только пупырышки и впадинки, но и еще что-то. На мой взгляд, ребенка необходимо сталкивать с реальными материалами: картоном, трубочками, стаканчиками, потому что это есть всегда. Вот это последнее — очень важно. Инженерное мышление работает всегда. Не только на уроке. И вовсе не только с LEGO. Мне очень нравится цикл так называемых «барных мастер-классов», американцы их очень любят.  Сидишь в баре и что-то творишь. Из того, что есть на столе, на барной стойке. И коктейльные трубочки превращаются в вертолет, а салфетки — в парус. Мне нравится, что можно сделать в том числе инженерное решение из ничего, из того, что есть под руками. Для меня это является сутью инженерного мышления и образования в целом.

Каким должен быть педагог?

Человек не станет учителем, если ему только рассказать о педагогических технологиях. Слишком много должно сойтись, чтобы человек смог работать учителем. У меня нет ответа на вопрос, какие люди должны работать с инженерным творчеством в детских садах. Наверное, это должно быть чудесное стечение обстоятельств. Причем не факт, что это должны быть профессионалы дошкольного образования. Из 4 учителей, которые работают в области инженерного творчества у меня в школе инженерного мышления, один — инженер-микроэлектронщик, другой по образованию учитель литературы, третий инженер-металлург и четвертый — музыкант, закончивший консерваторию. Работают прекрасно. Я смотрю не на диплом, а на то, как человек видит детей. Во многом это появляется с опытом. Главное — видеть ребенка и хотеть сделать что-то свое собственное. Тогда все получается.

Недостаточно харизмы, чтобы дети за тобой пошли. Детям должно быть интересно, занятия должны находить отклик, в том числе и эмоциональный. Без харизмы, конечно, ничего не получится. Если у педагога нет способности повести за собой, то в профессии делать нечего. Но это только маленькая часть, остальное — технология. В моей школе все работают по моей технологии. Знаю, что по ней сейчас работают в Екатеринбурге. Не причем здесь личное обаяние и харизма, важно уметь заинтересовать детей. У каждого это получается по-своему, даже если методика одна и та же. Главное — это разбудить в детях мотивацию.

Любопытно, что в детском саду мотивация нужна минимальная. Мне достаточно прийти в группу и улыбнуться. Дети в 5 лет готовы идти за преподавателем, который знает, что делать. Дети раскрыты и готовы пойти за каждым, кто предложит им что-то новое, интересное. Мы, к сожалению, часто этим злоупотребляем, подсовывая детям вместо настоящего эрзац. Ко мне в школу, в пятый класс, приходят дети, измордованные образовательной робототехникой. Они долго учили, что для изготовления такой-то вещи нужны такие-то детали LEGO, и если их нет, то все остальное бессмысленно. У них убита полностью мотивация делать что-то новое, и я, как руководитель школы, должен придумать что-то, чтобы завлечь. Мотивация для школьников намного важнее, чем для детей дошкольного возраста. Это сложно, но это и есть педагогика.

Можно мотивировать участием в соревнованиях. Можно — созданием уникальных проектов. Можно — атмосферой на занятиях. Много чем можно. Важно, чтобы к каждому ребенку оказался подобран тот самый ключик, который отворяет его интерес. Но универсального решения тут, боюсь, нет.

Фото: Детский сад Легополис.

Share Button

Нет комментариев.

Оставить комментарий

© 2014-2019 Занимательная робототехника, Гагарина Д.А., Гагарин А.С., Гагарин А.А. All rights reserved / Все права защищены. Копирование и воспроизведение в любой форме запрещено. Политика кофиденциальности. Соглашение об обработке персональных данных.
Наверх